По благословению

Преосвященнейшего Владимира, епископа Новокузнецкого и Таштагольского, миссионерский отдел Новокузнецкой епархии подготовил письмо по поводу деятельности запрещённых в священнослужении клириков Новокузнецкой епархии протоиерея Валерия Бородина и протоиерея Виктора Шалаева.

Православная общественность региона наслышана о довольно необычном для наших мест событии – решении двух клириков Новокузнецкой епархии прекратить поминовение Патриарха Кирилла за богослужением. Событие это, хотя и выходящее за рамки обыденной и спокойной церковной жизни в сибирской глубинке, ничуть не экстраординарное, а вполне укладывающееся в рамки церковной жизни. Для любого человека, более-менее знакомого с историей Церкви, известно, что разногласия по догматическим (вероучительным) и каноническим (относящимся к области церковных законов) вопросам всегда были, есть, и, как можно предположить, будут. Эти разногласия в истории разрешались либо положительным образом, путём обсуждения на Соборах Церкви, либо отрицательным – приводили к ересям и расколам.

В нашем случае, отцы, поддаваясь последним негативным настроениям в общественном мнении в отношении Церкви и Патриарха Кирилла, обнаружили, что причиной такого негатива может быть предполагаемая «ересь» предстоятеля, которую, по их мнению, он скрывал до поры – до времени, и только в этом году она для них стала ясна. Они принимают сомнительное в каноническом смысле решение – срочно отказываются от общения с «еретиком», прекратив его поминовение как Предстоятеля Церкви за богослужением.

Придать своему поступку законные основания они думают через уведомление своего епископа, в непосредственном каноническом подчинении которого находятся. После личной встречи и продолжительной беседы с клириками, отказавшимися от поминания во время богослужения имени Патриарха, после увещевания и попыток предостеречь их от губительного поступка, владыка Владимир вынужден был, опираясь на Правила Святых Апостолов, наложить на них прещение, которое выражается в запрещении совершать любые богослужения, сроком на один год. Однако, батюшки не признают законность этого решения, вероятно, предполагая и далее совершать богослужения, не поминая уже не только Патриарха, но и своего епископа, в подчинении которому находились с момента образования нашей епархии.

Хотя в рассуждениях отцов, прекрасно можно обнаружить множество ошибок даже с точки зрения логики (ну хотя бы, для примера, что можно сказать об их собственной священнической хиротонии? Является ли она безблагодатной, т.к. была совершена в Русской Православной Церкви, состоявшей с 1961 г. во Всемирном совете церквей, ведь именно участие в работе этой организации они вменяют Патриарху в вину), постараемся внести ясность, по крайней мере, в понимание той нормы канонического права, на которую они ссылаются – 15-го Правила Двукратного Собора.

В своих рассуждениях отцы не случайно опускают его первую часть, в которой читаем: «…Если какой-нибудь пресвитер или епископ, или митрополит дерзнет отступить от общения с своим Патриархом, и не будет возносить имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но, прежде Соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол, – таковому святой Собор определил быть совершенно чуждым всякого священства, если только обличен будет в сем беззаконии. Впрочем, сие определено и утверждено о тех, кои, под предлогом некоторых обвинений, отступают от своих предстоятелей и творят расколы, и расторгают единство Церкви».

Да и вторая часть трактуется довольно произвольно, если не сказать лукаво. Правило ясно говорит, что отделиться от общения с Предстоятелем до его Соборного осуждения возможно лишь в случае «когда он проповедует ересь – (осужденную святыми Соборами и Отцами церкви) – всенародно и учит оной открыто в церкви». Комментируя это правило св. Никодим (Милош), подчеркивает, что если нет данных условий и епископ высказывает свое личное мнение по вопросам веры и нравственности, которые могут показаться кому‑то не правильными, то пресвитер не может самовольно отлучаться от своего епископа и творить раскол, а в случае ослушания подлежит наказанию согласно с Апостольскими правилами.

В связи с этим, показательна история митрополита Киевского Исидора, подписавшего унию с католической церковью на Ферраро-Флорентийском соборе в 1439 г. В Москву он вернулся только в 1441 г., где уже все знали о его предательстве. Несмотря на это, он начал службу в Успенском соборе Кремля и только после того как во время службы объявил, что прежде нужно поминать Папу Римского и зачитал подписанную им унию, был арестован.

Даже если предположить, что в так называемой «Гаванской декларации» прозвучала какая-то «экуменическая ересь» (любому желающему разобраться в этом обвинении предлагаем прочесть статью свящ. Георгия Максимова), в формуле 15-го Правила недостаточно одного этого условия – их должно быть одновременно два. Вряд ли кто-либо сумеет найти хотя бы одну дословную цитату Патриарха Кирилла, где он что-то еретическое произнёс в церкви, во время реального богослужения.

Преподобный Паисий Афонский (Эзнепидис, + 1994), который в 1969-м году, после неоднократных встреч тогдашнего Константинопольского Патриарха Афинагора с Папой Римским Павлом VI, после свершённой им беззаконной «отмены» анафем, наложенных Отцами на папистов, писал: «По моему мнению, отделяться от Церкви всякий раз, когда Патриарх совершает ошибку, – дело совсем негодное! Быть вместе с Матерью-Церковью – это долг и обязанность каждого её члена, чтобы бороться за благочестие. Прекратить же поминовение Патриарха – это, я полагаю, бессмысленно… Если из-за того или иного отклонения Патриарха мы отделяемся и создаем собственные «церкви» – мы уподобимся протестантам. Уйти легко, вернуться трудно…» (23 января 1969 г., письмо архимандриту Харлампию Василопулусу).

Руководитель Миссионерского отдела

Новокузнецкой епархии

протоиерей Игорь Кропочев

02 апреля 2017 г.

(580)